На закате - любовь, отношения, чувства, интим, рассказы о любви, романтика

Здоровье
История любви
Мужской клуб
Стихи
Свадьба
Мистика
Дамский каприз
Интим
Отношения
Ваши истории
Мода и стиль
Тесты
О сайте
Партнеры
Контакты
Реклама на сайте


все о любви все о дамском капризе
романтический сайт

Татьяна Безумная, 8 апреля 2009 | Просмотров: 246
Нас познакомил Арбат.Часть 9Паша, Юля, Федя и другие...

Я так устала! Череда сложных дежурств и напрягов на работе дали о себе знать, я была вымотана как физически, так и морально. Мне срочно понадобился Арбат, чтобы вылечиться от усталости, выгнать из души хандру и подпитаться позитивом от уличных концертов. Причём, срочно!
Алька дежурила, и на Арбат мы поехали вдвоем с Олей.
Приближаясь к театру Вахтангова, я заметила, что буквально вся территория, находившаяся напротив театра, была заполнена народом, хотя до выступления было ещё далеко.
«Интересно, что же там происходит?» – подумала я.
Мы стали осторожно пробираться через небольшие группки к эпицентру народного скопления и вдруг оказались в толпе зевак, наблюдающих за тем, как ссорились парень и девушка. Сначала я слышала только отдельные громкие выкрики, а добравшись до центра скопища, не без удивления узнала главных действующих лиц скандала – Паша не на шутку сцепился со своей девушкой, Алисой.
Ох, как же любит народ подобные сцены! Ругающихся люди обступили плотным кольцом и, затаив дыхание, внимали каждому слову. Теперь я могла своими глазами видеть соперницу. Хотя, какая я ей была соперница? Могла ли я так называть её, если мы с Пашей и знакомы толком не были? Нет, не могла. Паша всего лишь вызывал у меня какой-то интерес. А она, эта Алиса – миловидная, миниатюрная брюнетка с роскошными густыми длинными волосами, тонкой талией и стройными ножками. Мой женский взгляд тут же оценил и мини-юбку, и сиреневую кофточку, аппетитно подчеркивающую грудь, и туфли на каблучках.
– Это – кто? Алиса? – прошептала Оля. – Классная...
Олин комментарий меня немного задел за живое. Я и сама видела, что девушка красива.
– Что он, дурак, делает? – раздался чей-то голос. Незнакомый парень явно увлёкся происходящим. – Бери ее за руку, уводи отсюда и мирись…
И всё же – что стало причиной такой бурной ссоры? По выкрикам причину определить я не смогла, а то, что пара говорила друг другу более тихими голосами до публики не долетало. По крайне мере, до меня. Паши и Алиса яростно набрасывались друг на друга, но ни она, ни он даже не подозревали, что за ними наблюдают чьи-то ревнивые глаза.
Они стояли к нам боком, Паша – ближе ко мне, а напротив него – Алиса.
– Ненавижу тебя, Богомолов! Я жалею тот день, когда встретила тебя! – кричала девушка, и по её лицу было видно, что она готова разреветься.
Он что-то сказал ей, но я не расслышала. Алиса тут же развернулась и пошла прочь.
– Алиса, стой! Стой! – он с отчаянием смотрел ей в спину.
– Уходишь?! Ну, и уходи! И пошла на х..й! – последние слова Паша прокричал в сомкнувшуюся за девушкой толпу, потом развернулся и тоже исчез в ней.
Сцены ссоры неприятны сами по себе, но, увидев, как со своей девушкой в пух и прах разругался тот, кто тебе нравится, по идее нужно чувствовать, как в душе появляется ощущение праздника или надежды, но… Ни радости, ни злорадства я не ощутила. Было очень жаль чужих разорванных отношений. Даже лампочка радости «Он свободен!» в сердце не загорелась.
– М-да, видать они серьезно повздорили.., – задумчиво произнесла Оля, закуривая сигарету.
– Машулька?! Ты?! – раздался знакомый голос, и из пестрой людской мешанины вдруг вынырнула Юлька. – Ты чего тут делаешь?
– Гуляю. Это – Оля, моя подруга и коллега. А это – Юля, моя знакомая, – познакомила я девушек.
– Рассказывай, как твои дела? Что нового?! – Юлька повисла всем телом на мне, крепко обнимала, прижимала к себе и неустанно расцеловывала в обе щеки. – А я тут с друзьями… Это – Вадим…
Она повернулась, показав рукой на невысокого паренька с длинной чёлкой во весь лоб. Тот в ответ улыбнулся и очень картинно кивнул головой, махнув той самой чёлкой, как флажком.
– Вадя, это – Маша и Оля... Девочки, мы тут с ребятами сидим во дворе на скамейках. Пошли с нами, – предложила Юля.
Разумеется, от приглашения мы не отказались. Дошли до
«Открытки», где закупили пиво, водку, сок, чипсы и отправились в ближайший арбатский дворик.
Я думала, что нас будет четверо, но оказалось, что на скамейках уже сидело человек восемь, ожидая Юлю с покупками.
– Это – Гена, Витя, Митя, Кирилл, – Юля поочерёдно назвала друзей Вадима.
Из напитков мальчикам предназначалась водка, а девочкам– пиво. Компания располажилась около песочницы на старой скамейке, с чрезмерно закинутой назад спинкой, расставив снедь по давно некрашеному сидению. Скамейка выглядела настолько ненадёжной, что присесть на неё никто не отважился.
Несмотря на то, что на календаре значился самый разгар октября всем было жарко, потому что солнышко, нацелившись в самый центр небольшого по размерам двора, накаляло воздух до летних температур. Очень быстро стало так душно, что захотелось снять куртки. Женская часть компании не стала жариться на солнцепёке, а, захватив один пакетик с чипсами, перебралась в тенёк тень дерева, где удобно устроилась на низеньком заборчике, словно воробушки на ветке.
Ольга, постояв несколько минут с нами перебралась обратно к мужикам, пить водку, а я, оставшись наедине с Юлькой, рассказывала ей о своих арбатских приключениях.
Юлька слушала, не перебивая, только глаза у неё становились всё шире и шире. Когда я дошла до рассказа, как познакомилась с Асланом, как пили с его друзьями в «Открытке», Юля прервала меня вопросом:
– И что с вами потом было?
– Как, что было? Домой пошли.
– Домой? Просто, домой?! – громко воскликнула Юля, с каким – то недоверием глядя на меня.
– Ну, да, а что?
– И у вас ничего не пропало?
– В смысле? А что должно было пропасть?
– Ммм… Понимаешь… Мое знакомство с Асланом состоялось так: мы тоже пришли в «Открытку» с подругой, взяли чай... Тут пришел Аслан с друзьями, и они нас пригласили к столу. Мы сели, выпили, а то, что произошло потом, я не помню. Мы проснулись без денег часа через два. Аслан – кидала.
Услышав такую историю, я невольно подпрыгнула.
– А Алька с ним на свидание ездила на Пашину квартиру! – и я рассказала Алино приключение с Асланом, пропустив момент с гадким предложением.
– На Пашину? – удивилась Юля, но потом согласно кивнула головой. – Не на Пашину, а – на Алискину. Ну, я не знаю, как туда Аслан попал. Скорее всего, Кот ключи дал.
– А Кот как туда попал? – изумилась в свою очередь я.
– Так он – Пашин друг.
– О, Господи! – от такого откровения в голове у меня все начало перемешиваться.
Как ключи от квартиры ходят свободно по рукам? Если это– моя квартира, я вряд ли дам их Але, чтобы она туда пришла с парнем. Впрочем, может, и дам... А Аля возьмет и сдаст ключи напрокат какой-нибудь Тоне… Разве такое невозможно? А где тогда был в этот момент Паша? А Алиса? Интересно – Алиса знает, что Паша сдаёт квартиру напрокат? Из задумчивости меня вывело имя Паши, прозвучавшее от Юли, которая рассказывала о своих приключениях. Я уже писала, что Юля рассказывать совсем не умела – её истории походили на бессвязный фарш, в котором все реплики и описания событий так перекручивались, что невозможно было определить – относится ли это к ситуации или это кто-то что-то кому-то сказал. В этот раз я даже не пыталась напрягать себя попыткой распутывать головоломку из Юлиных откровений, но то, что удалось сложить во что-то похожее на картинку, совсем не радовало.
– Бывала я у Алиски на квартире. Хорошая квартира, только маленькая. Ой, мы тогда так классно погудели. Это всё Папа виноват – всех напоил! – противно захихикала Юля.
– Папа?!! – удивилась я, явственно представив мужичка в годах, активно наливающего крепкие напитки молодежи.
– Вовка Папанов, – пояснила Юлька. – Ты его не знаешь?
Я отрицательно покачала головой, но Юлька только махнула рукой.
– Знаешь, должна была видеть, по крайней мере. Он с ребятами иногда выступает. Высокий, лысый и всегда улыбается. Кстати, он и на самом деле уже два раза папа. Представляешь, просыпаюсь, а я лежу в одних трусах и с Пашей, – Юлька опять рассмеялась. Я попыталась ей улыбнуться и поняла, что не могу: ревность и боль сковали меня, но к счастью моя собеседница этого не заметила и продолжила своё повествование:
– Я говорю, Паш, а у нас с тобой что было? А он смеется: мол, если одет, значит, ничего не было. Интересно, а кто меня тогда раздел, кто отнес в кровать? Думала, что Алиска меня задушит, но она и сама спала под боком у Эмира. Как его Паша не прибил? Юлька рассказала много чего, но имена, от неё звучавшие, мне ни о чем не говорили, кроме того, что это – друзья Паши, его компания и его образ жизни. Чем больше я слушала Юльку, чем больше узнавала про арбатские тусовки, тем меньше мне хотелось иметь к этому какое-либо отношение. Но, увы, Юлины истории не охладили чувств и даже больше – теперь к влюбленной боли и молчаливым страданиям добавилась ревность. Я понимала, что это глупо, но поделать ничего не могла. А еще для себя сделала такое открытие – если вдруг появился бы волшебник и спросил – хочу ли я, чтобы у меня с Пашей все получилось, то бы ответила– нет!
И ещё я поняла, что переживу свою влюбленность, не дам ей долго мучить меня. Паша не тот, кто достоин быть рядом. А пока… я всё еще болела им.
Допив свои напитки, мы вышли на Арбат, к театру.
Народу было море: шёл концерт. Я заметила Пашу, который говорил с каким-то парнем. Надо было подобраться к нему ближе, чтобы он меня заметил. Но я хотела это сделать не одна, а прихватить с собой Юльку. Голова начала стремительно
прокручивать варианты поводов, чтобы перетащить нас в нужное место, но додумать план не успела, так как со мной вдруг заговорил какой-то парень из числа Юлиных знакомых.
– А ты уже видела ребят, что играют напротив «Пельменей»?
– Нет.
– Любишь гитару?
– Конечно.
– Это что-то невообразимое! – парень с жаром начал рассказывать о способностях поразившего его уличного гитариста.
– Привет, моя прелесть! – вдруг кто-то обнял меня сзади за живот. Я повернула голову и узнала Макара.
– Макаров! – запищала я, вырываясь.
– Ты не рада мне? – Макар озорно прищурился, заглядывая мне в глаза.
– Отвали от меня! – я вырвалась и попыталась спрятаться за нового знакомого, потом вдруг решила, что безопаснее стоять рядом с Юлькой и Ольгой, которые, как я заметила ранее, беседовали с парнями чуть в стороне. Я резко направилась к ним и… столкнулась с Пашей.
Было видно, что ему гораздо больнее, чем мне – он прижал руку к ушибленному месте и спросил:
– Больно?
Я не ответила, потому что к нам подлетела Оля:
– Маш! Я тебя еле нашла! – сказала она с упрёком.
Ольга утащила меня волоком к Юльке, и я даже не успела ни слова сказать Паше. Еще один шанс поговорить с ним был упущен!
Около Юльки образовалась целая толпа: шло горячее обсуждение кинофильма. Только я вслушалась в тему и собралась принять участие в дискуссии, как кто-то тронул меня за плечо. Это опять был Макар:
– А я, оказывается, совсем недооценил тебя. Дашь мне шанс исправиться? – Серёжины руки попытались меня обнять.
– Пошел вон! – рявкнула я так, что толпа замолчала, вопросительно глядя на нас.
Похоже, Макар так и сделал – в этот вечер я его больше не видела.
До самой темноты мы гуляли с новыми друзьями, и это была одна из самых приятных арбатских прогулок. Домой меня провожал парень по имени Гена, хотя проводами это трудно было назвать – мы, просто, вместе доехали до Новых Черёмушек. Там он вышел, а я поехала дальше. Телефончиками, правда, махнулись, но это, как говорится, чтобы как-нибудь поболтать на досуге.

В гостях у Оли

В воскресенье я дежурила, а Ольга с Алей, пользуясь своим выходным днём, гуляли по Арбату, потом, в понедельник, придя утром на работу, обе наперебой рассказывали про свои похождения и о том, как разговаривали с Аликом, парнем в серой одежде.
Девочки долго бродили по Арбату, никого там не встретили: концерта почему-то не было. Набродившись по улице и изрядно устав, они решили посидеть в «Открытке». Ольга по своему обыкновению достала журнал с кроссвордами и начала вслух гадать.
– Река в произведении Шолохова…
– Дон, – донеслось со стороны соседнего столика. Девушки обернулись на голос – за столом сидел Алик. Он сидел в одиночестве – пил пиво и читал газету. Алик даже не повел бровью, когда они обернулись, будто это и не он только что подсказал. Казалось, что он был погружен в чтение.
Ольга пожала плечами и продолжила гадать кроссворд.
– Автор строк «Наша Таня громко плачет…»
– Барто, – опять опередил Алик.
– Может пересядете к нам? – предложила ему Аля.
– Давайте погадаем вместе, – поддержала Оля.
– Девушки, в другой раз. Мне пора, – Алик сложил газету и, кивнув продавцу в ларьке, направился в сторону Нового Арбата.
– Ушел, ну и Бог с тобой! – громко сказала Оля в след Алику, рассчитывая на то, что он услышит её реплику, а потом, обернувшись к Але, добавила уже тише. – Главное, Алик нас заметил, запомнил и узнал. Примелькались мы им, а значит...
– У Машки есть шанс.., – закончила фразу Аля.
Кроме короткого общения с Аликом, подружки успели столкнуться с уже знакомой нам командой наглых девиц под предводительством хамоватой хабалки Каримыча.
– Концерта не было, и мы решили репертуар театра почитать, а заодно и покурить, – рассказывала Ольга. – Я и не обратила внимание, что рядом какие-то девицы стоят. А она вдруг – с претензиями к нам: «Что это вы тут встали? Место – купленное: мы здесь свои окурки кидаем по кругу. Короче – наша стенка!» Мы ушли, не стали связываться.
– А что связываться-то, если они не то пьяные, не то обкуренные, – согласилась я. – Правильно сделали. Мы гулять ходим, чтобы просто отдыхать, а не выяснять отношения с неадекватами.
– Зато мы нашли «Кураж»! – сказала Аля, усевшись Ольге на колени.
– Кого нашли? – не поняла я.
– Уличных танцоров. Они тебе понравятся, – пояснила Ольга.
– Не танцоры они.., – было запротестовала Аля, но Оля отмахнулась от неё, как назойливой мухи.
– Маш, пошли! – в дежурку заглянул Олег Андреевич, уведомив о том, что мне подали пациента.
Когда через несколько часов я вернулась в дежурку, большая часть коллектива анестезистов была в сборе и бурно обсуждала какую-то новую затею.
– Маш, ты косметикой же пользуешься? – подлетела ко мне Ирина.
– Пользуюсь. А что?
– Ульянка занимается косметикой... Ты знала об этом?
– Нет.
– Оль, а можно и Машу с собой взять? – Ирина обернулась на Ольгу, а та в ответ кивнула головой.
С Ульяной я никогда не контактировала. По большому счёту, она только числилась в штате медсестрой, а работала личным помощником профессора, помогая ему вести приём пациентов в отдельном кабинете. Ульяна никогда не дежурила ночами и в реанимации появлялась только в день выдачи зарплаты, и иногда по каким-то служебным делам. О том, что Ульяна занимается распространением косметики я знала, но никогда не соглашалась посмотреть предложенные каталоги, потому что цена за товар для зарплаты медика была всё же высоковата. Зачем травить себе душу, если по её расценкам я реально могла себе купить только карандаш для глаз и блеск для губ. Я никогда не видела, чтобы кто-то из девочек листал её каталоги или чтобы она кому- то что-то приносила, поэтому следующая новость стала для меня немного шокирующей, хотя и чуть-чуть.
– Короче, тут такая тема..., – объясняла мне Ирина всеобщий ажиотаж. – Ульянка у себя в компании закончила какие-то там повышающие курсы и теперь имеет право проводить обучающие мастер-классы по красоте. Ульяна приглашает нас всех на свой мастер-класс и готова уступить всё, что нам понравится из косметики в рассрочку!
Договорив, Ирина даже подпрыгнула от радости.
– В рассрочку? Это как? – внезапно упавшая на меня информация никак не хотела попадать в голову.
– Всё очень просто. Если тебе что-то понравится, но ты же не можешь сразу купить, потому как дорого, – взялась мне объяснять Ольга, – Ульяна тебе посчитает сумму, а ты прикинешь– за сколько ты сможешь вернуть. Например, купишь тени за сто рублей, но ты тратишь в месяц только тридцать, и ты сразу отдашь Ульяне всего тридцать, а потом с каждой зарплаты будешь отдавать, пока не отдашь все сто. Поняла?
Получалось, что я буду должна Ульяне. Никогда я не любила быть должницей. С одной стороны, затея с рассрочками мне не понравилась, а с другой все были так воодушевлены идеей мастер– класса и возможностью купить дорогую косметику, обладать недоступной вещью, что мои душевные протесты приумолкли, с любопытством наблюдая за происходящим. Никто же насильно не заставлял меня брать какие-то рассрочки и что-то покупать, и я решила сходить на мастер-класс – вдруг узнаю что-то полезное для себя?
Мастер-класс – это мероприятие массовое, подразумевающее наличие большого количества слушателей (в моём понимании) и достаточного помещения для проведения. В нашем случае удобнее всего и разумнее было бы проводить мастер-класс на работе, но начальство не одобрило такую идею, порекомендовав отправиться прихорашиваться на территории косметической компании, так что пришлось ограничиться домашними курсами. Как получилось, что мероприятие Ульяны переместилось на Ольгину территорию, для меня осталось загадкой, но оказалось,
решение было правильным.
Я шла и восторгалась: «Какой меня ждёт интересный вечер – и к Ольге в гости попаду, и на мастер-класс. Как здорово!!!»
Ольга жила в старой пятиэтажке возле метро Алексеевская на четвёртом этаже, в коммунальной квартире. Этот факт стал для меня удивлением, потому что об этом Ольга ни одним словом не обмолвилась за всё время нашей дружбы, а может просто поводов не было. Огромный коридор, громадная кухня, и в нашем полном распоряжении оказалось две комнаты, которые принадлежали Ольге. Правда, они находились в разных частях квартиры.
И как только Ольга решилась предоставить свою квартиру? Ведь нас набралось на целую делегацию – семнадцать человек. А что на это скажут соседи? Не получится ли потом скандала? А что скажет мама Оли, завидев в комнате столпотворение?
Зря я волновалась. Изо всех соседей в квартире реально проживала одна старенькая бабуленька, и за всё время, пока мы находились в гостях, она ни разу свою комнату не покидала. Мама Оли была на даче и про наш визит вряд ли знала. Единственный обитатель квартиры, кого мы потревожили – Ольгина собака, да и ту хозяйка отправила в соседнюю комнату, чтобы не путалась под ногами.
Для мероприятия Ольга выделила мамину комнату – широкую, просторную, чтобы вместить всех желающих. Обстановка тут была довольно скромная – венгерская стенка заставленная фарфоровыми чашками и статуэтками, диван прикрытый чистеньким пледом, семейные фотографии и круглобокий торшер в углу у окошка. В самом центре комнаты стоял круглый стол, который оказался ценным и удобным предметом мебели в рамках происходящего. Гости расположились полукругом вокруг него, а Ульяна со своими сказочными чемоданчиками – по центру. Я помню момент, когда щелкнули замочки, и сундучки показали нам свои волшебные внутренности. Это и правда были сундуки, наполненные магической тайной – пузырёчками, флакончиками, разноцветными тюбиками и прочими яркими и манящими косметическими штучками.
– Ух-ты! – присутствующие привставали в едином порыве, намереваясь повнимательнее рассмотреть содержимое сундучков. Ульяне стоило некоторого усилия, чтобы привести всех в чувство и рассадить обратно по местам.
– Девочки, у меня тут всё разложено в определённом порядке, и если вы будете хватать из сундучка, я запутаюсь и кому-то нанесу на лицо не то, что нужно. Вы же хотите посмотреть на себя красивых, или пусть всё идёт насмарку?
Слова Ульяны остудили первый порыв, и девушки приготовились выполнять то, что скажет новоявленный мастер.
Это был чудесный вечер!
Нам проверяли тип кожи, наносили разнообразные крема, объясняли – как ухаживать за кожей, а потом, выбрав одну из гостей в качестве модели, Ульяна нанесла вечерний макияж, подробно описывая каждое свое действие, предложив желающим попробовать прихорашивать себя самостоятельно под её руководством. Потом все сидели и пили чай с купленными по дороге печеньками, весело обсуждая прошедший мастер-класс. Был только один минус – цена на косметику. Крем, конечно, идеально лёг на мою кожу и ровно на губах лежала помада; тени не осыпались и сказочно пахла румяна, но на свою зарплату я такое себе позволить не могла.
Ульяна предложила выбирать и не стесняться, но девчонки нерешительно мялись, переглядываясь, – таких денег не было ни у кого.
– Я возьму тени и крем… Это – сколько? – первой нарушила затянувшееся молчание Варя. Ульяна сверившись с каталогом, назвала сумму, и я увидела, как Варина рука, потянувшаяся было к тюбику с кремом, отдернулась обратно.
– Подожди..., – Ульяна стала объяснять Варе то, что мне сказала Оля ещё на работе.
Варя несколько мгновений думала, потом попросила добавить в список ещё несколько пунктов.
В полном молчании Ульяна и Варя составили долговую расписку.
– Вот видишь – ничего страшного. Отдашь полностью, как сможешь! – подбадривала при этом Ульяна первую покупательницу. – Если раньше отдашь – хорошо. Если не сможешь через четыре месяца, то... я же – не зверь. Расписка мне нужна для начальства, чтобы знали, что я косметику не украла, не потеряла. Там тоже ведь – люди, которые всё прекрасно понимают.
Последняя фраза успокоила всех, и к креслу, на котором будто на троне сидела Ульяна, выстраивается очередь.
От Ольги я уходила, унося в своей сумочке набор косметики, тушь, помаду, долговую расписку на три месяца и мучительные уколы совести. Мама бы никогда не поняла моего поступка с денежным долгом, а затронутая гордость не позволила мне признаться ей в содеянном. Я успокаивала себя мыслью о том, что со следующей зарплаты обязательно отдам Ульяне всю сумму – я не могла себе позволить носить долгое время позорное имя должницы!

«Кураж», Мальборо и интересное предложение

Пятницу мы с девочками опять провели на Арбате.
Первым делом зашли в «Макдональдс» у метро «Смоленская» и купили по молочному коктейлю, а потом медленным шагом направились в поисках первого киоска, чтобы купить по бутылке пива.
– Давайте начнем с «Куража»! – предложила Аля.
– С какого куража? – удивилась я.
– Кураж – это.... Ну, как сказать... Акробаты или гимнасты… Мы с Ольгой на них в прошлый раз наткнулись, – попыталась объяснить Аля, а я в это время напрягала память, но так и не вспомнила ни одного слова о том, что они что-то там нашли.
– Они – как «Рискачи», только – без мата, и сценки у них ещё есть акробатические, – дополнила Оля.
Если честно, то смотреть на какой-то там «Кураж» мне совсем не хотелось, меня по-прежнему тянуло к Паше, однако, к моему великому разочарованию, место у театра Вахтангова ещё пустовало, хотя возле колонн я разглядела серую куртку Алика.
– Пошли, может «Кураж» начал работать, – потянула меня за рукав Оля.
Рядом со стеной Цоя собралась довольно большая толпа – уже во всю шло выступление. Мы нагло пробрались в первый ряд, чтобы всё хорошо было видно.
– Это и есть – «Кураж»! – в унисон радостно крикнули девочки, показывая руками на группу молодых ребят.
«Кураж» – это свободный акробатический театр, как они себя сами назвали. Их было восемь человек – спортивные парни лет двадцати на вид и высокий худой мужчина в возрасте за тридцать, с ужасным хриплым голосом.
– Друзья! Сейчас мы с вами будем снимать кино! – обратился к публике хриплый. – Я – режиссёр, и мне нужен доброволец на роль паровоза. Есть желающие?
– Я! – вызвался один из участников коллектива: минутой ранее он незаметно смешался со зрителями и оттуда подал голос.
– Теперь мне нужна Анна. Кто согласен быть этой несчастной женщиной? – опять обратился к публике «режиссёр».
– Я, – тоненьким голоском отозвался второй «подставной», и тоже – из толпы.
– А дальше – всё просто: паровоз едет, Анна падает и… Наверняка вы все читали классику! – объясняет правила
«съёмки» режиссер. – Итак, паровоз?
– А! – парень, вызвавшийся изображать паровоз, отозвался своим обычным голосом.
– Слабенько, – скривился «режиссёр» и сделал вид, что кормит паровоз углём с воображаемой лопаты…
– Паровоз! – повторил свой запрос хриплый.
– А – А – А! – гаркнул в ответ «паровоз».
– Сойдёт! – ведущий снизошёл до похвалы.
Представление «Куража» было ярким и необычным; оно несомненно могло составить конкуренцию «Трескачам» – смешные сценки, разбавленные акробатическими номерами, ожившие анекдоты и песенки-перепевки. Но в отличии от
«Трескачей», во всём представлении «Куража» не было ни грамма намека на пошлость или мат. Даже перчёные анекдоты звучали невинно и деликатно.
Я подумала: «Интересно, если «Кураж» собирает почти такую же толпу, как «Трескачи», то они являются конкурентами друг другу и между собой они конфликтуют?»
Засмотрелись на «Кураж» и совсем забыли про время.
– А там, у Вахтангова, вроде много людей уже собралось,– обратила внимание Аля на большое скопление народа возле театра.
– Ладно, пойдем, посмотрим, – согласились мы с Олей.
Мы неохотно выбрались из зрительской толпы – уходить совсем не хотелось: новое всегда привлекает, но в тоже время и концерт «Трескачей», пропустить было нельзя.
Если бы у Вахтангова происходило какое-то другое выступление, тогда бы мы вернулись обратно к «Куражу».
Быстрым шагом мы направились к площадке перед театром и буквально влезли в центр.
Только отдышавшись, я поняла, что мы не зря так спешили!
«Ура! Есть!» – мысленно восклицала я: в центре круга работал Паша. На один короткий миг наши взгляды пересеклись, и снова мир для меня закачался, как лодка на волнах – то куда- то исчезал, то снова появлялся. Я ничего не замечала, кроме его взгляда, и ничего не слышала, кроме его голоса, и вдруг…
– А вы чего к началу не пришли?! – Около нас откуда-то появился Саша Кот.
– Прогуляли начало. Пока туда-сюда бегали, – ответила за всех Оля.
– Я вас случайно увидел. Пошли! – взяв меня и Олю за руки, Саша протащил нас сквозь гущу народа на деревянные настилы, что были сбоку от музыкантов. Отсюда не очень хорошо было видно представление, но это то место, где находились «свои». Саша усадил нас на настил, а сам неожиданно для нас вышел в круг к артистам.
– Друзья! – обратился к зрителям Эмир. – Сейчас прозвучит наш хит. Просим поддержать аплодисментами. Исполняет всеми любимый, правда, редко выступающий Саша!
На этих словах Кот широко улыбнулся и встал рядом Пашей, Эмир повесил себе на шею гитару и встал рядом с Бородой.
– Познакомь меня море на крутом берегу…, – хрипловатый голос Саши утонул в оглушительных аплодисментах.
Это было круто! Такая волна эмоций и энергии! Что-то мне подсказывало, что сегодня – мой день!
Я приготовилась быть готовой ко всему. Мечта познакомиться с Пашей была так близка к исполнению: он, желанный, был рядом совсем, работал концерт под гитару, а я сидела около его друзей и ловила на себе завистливые взгляды девчонок, поклонниц группы… Мне казалось это одновременно нереальным и реальным, далёким и близким.
Из-за театральных колонн появился Витя по кличке Мальборо, один из Юлиных друзей, с которыми мы пили тогда во дворике. Он увидел меня и поспешил поздороваться.
– Машка!!! – он подошел, и мы с ним обнялись, как старые знакомые. Витя сел на настил возле меня и, наклонившись к моему уху, сказал:
– Эту песню Саша Кот сам написал. Давно ещё, когда они только начинали.
– Хорошая. Мне нравится, – кивнула я в ответ.
Ещё совсем недавно нас на Арбате никто не знал, не замечал. Мы были частью безликой толпы, гуляющей по улице, и вот всего одна случайная знакомая, всего одна недолгая встреча во дворике кардинально изменили всё – нас стали узнавать, с нами здоровались, нам кивали головами. Кажется, с Юлей я получила пропуск в иной, внутренний мир Арбатской тусовки, и теперь всё зависело только от того, как я смогла бы распорядиться этим билетиком.
А Паша наблюдал за мной (вернее, я так хотела думать), но во время перерыва он подошел к нам с Витей.
– Вить, а ты где пропадал? – спросил он после приветственных рукопожатий.
– Я теперь у Наташки живу в Раменском. Уже давно, с месяц,
– ответил Витя и уже собрался было поведать какую-то историю, как вдруг его прервала девица, выпрыгнувшая откуда-то из зрительской толпы и повисшая на Паше...
– Пашка!!!! Там Алиска приехала… Пошли! – Паша тут же развернулся и куда-то ушел вместе с девицей. Второе отделение ребята работали без него. Вернулся он один, когда музыканты уже прощались со зрителями.
Толпа быстро начала редеть. Мы встали со своих мест, собираясь уходить.
– А вы – куда? – к нам подошел Саша.
– Домой, – сказала я.
– А к Алику в гости поедете? – предложил он.
– К какому? – спросила я, хотя спрашивать и не надо было – вся команда «Трескачей», выжидающе на нас смотрела.
– Конечно, поедем..., – сказала я, и посмотрела на своих подруг.
– Класс! – пискнула Аля, сжимая мою руку. Я повернулась к Оле, ожидая её ответа.
– Лан, поехали. Только маме позвоню – скажу, что б не ждала,– буркнула та.
Оля отошла от нас к телефонным будкам и набрала маме. О чем у них шёл разговор, я не знаю, потому что было шумно, да и говорила она тихо.
– Всё, я никуда не еду! – вернувшись, решительно сказала Оля. При этом она смотрела куда – то в низ.
– Почему? – хором выдохнули мы с Алей.
– Брату голову пробили. Поеду домой оказывать первую помощь, – Оля всё не поднимала глаз от земли.
– А что – мама? – попробовала начать я, за одно стараясь вспомнить – упоминала ли когда-либо Оля о брате, и в голове не мелькнуло ни одной зацепки. Я поняла, что Оля врала, но почему?
– Мама боится крови и в обморок падает. Всё, я поехала. Вы можете оставаться. Всем пока!
Вот так… Мы стояли, можно сказать, на самом пороге того, чего так хотелось, и надо было уйти, когда начиналось самое интересное.
Мы с Алькой переглянулись – может, остаться?
– Ну, вы то хоть не сбегайте! – обратился к нам Алик.
– Не, ребят, если мы останемся, то Олька сильно обидится. В другой раз. Хорошо? – грустно сказала я
Махнув на прощание арбатским парням, мы поспешили догнать Ольгу, которая быстро удалялась от театра.
Интересно – почему Ольга сбежала? Зачем приплела какого– то брата? Ведь она уже не первый раз уходила. Позже мы с Алей пытались поговорить б этом с Ольгой, но та только бросила раздраженно:
– Девочки, головой думать надо! – и отвернулась от нас, больше не отвечая ни на один вопрос.

Отелло

На следующий день наша троица опять стучала каблучками по арбатскому булыжнику. Внутренне я ждала повторного предложения от артистов и предвкушала интересный вечер, в тоже время перед глазами так и стояла вчерашняя история, от которой в голове роились самые разные мысли. Чего испугалась Ольга? Почему так резко ушла? Она что-то заметила нехорошее, чего не заметили мы? Тогда почему она нам ничего не рассказала? Если вчера её что-то сильно напугало или насторожило, тогда почему она опять пошла с нами к театру, на ходу обсуждая уличные выступления. А может, правда, что-то случилось с братом? А вдруг на самом деле брат существует? А что по сути я знала об Ольге? Ничего...
Вот такие размышления занимали меня по пути к театру, но, как только на глаза попалась плотная толпа зрителей, все думы тут же развеялись, словно дым.
В центре круга пели Паша, Борода и Эмир.
-«В городе, где липы пахнут мёдом, где играют дети на песке, жил в одной квартире модный парень самый симпатичный во дворе…», – пели артисты бодрыми голосами под сопровождение двух гитар, а зрители радостно улыбались и хлопали.
Мы пробрались в центр первого ряда, на своё коронное место, и тоже начали аплодировать в такт музыке.
Песня закончилась, и в центр круга вышел Борода.
– Друзья! – обратился он к зрителям. – Концерт у нас бесплатный, мы стараемся для вашего настроения, чтобы вы улыбались, забывали хотя бы временно о своих проблемах. Мы работаем только для вас, но… У нас есть цыганёнок, ему надо... Словом, помогите – кто сколько может.
Паша, который как я уже писала, внешне походил на цыгана, взял в руки полиэтиленовый пакет и пошел вдоль зрительского круга. Народ любил «Трескачей» и охотно отсыпал за выступление звонкие монеты, а иная щедрая душа выкладывала даже бумажки.
– Что-то наш цыганёнок медленно ходит, – ехидно комментировал Борода Пашин сбор. – Вон как народ любит Пашу– лес рук с денежкой. Приятно посмотреть. Придется помогать, а то мы так ещё будем долго ждать...
С этими словами Борода достал из кармана второй пакет и тоже пошёл по зрителям с другой стороны навстречу Паше.
Вот Паша приблизился ко мне. Точнее между нами было человек пять, и я сжимала в руке несколько монеток, готовясь положить в пакет и свою долю артистам за доставленную радость. В это же время Борода со своим пакетом в руках находился на таком же расстоянии.
– Пусть самая красивая девушка покажет – кто ей больше понравился. Я или Паша? – вдруг громко спросил Борода, и над местом выступления неожиданно повисла тишина: всё внимание зрителей сосредоточилось на происходящем. – Пусть она положит свои денежки в пакет тому, кто, по её мнению, лучший из нас. А кто – она, та самая красивая, мы сейчас выясним. Сейчас узнаем– у нас с Пашей вкус одинаковый или нет! – Борода встал передо мной и выразительно показал глазами на пакет.
Тут подошел Паша, и я встретилась с ним глазами, и… превратилась в окаменевшую статую.
– Ну, выбирай же скорее! – подначивал меня Борода.
Видимо, я так долго стояла и таращилась на Пашу, что уставший ждать моего выбора Борода сел около моих ног на корточки. Но и Паша не хотел уступать, он даже чуть побледнел.
– Подели монеты пополам, Маша! – прошипела мне в ухо Оля.
Я, ничегошеньки не соображая, выполнила её просьбу и положила по несколько монет и Паше, и Бороде.
– Ишь, хитрая какая! – послышалось в толпе.
Борода поднялся и вернулся обратно в центр круга, а Паша так и продолжал стоять около меня.
– Сейчас узнаем – кого больше любят…, – Борода потряс своим пакетом, показывая, что он прилично наполнен деньгами, и вдруг заметил неподвижного Пашу.
– Павлик, ты потом решишь свои проблемы! – крикнул ему Борода. – У нас концерт продолжается!
– Надо её вывести отсюда! – раздался Олин голос, будто она кричала с противоположной стороны улицы.
Я находилась в прострации – всё плыло перед глазами, как после стакана водки.
– Марш – в «Открытку»! – скомандовала Оля, и мы послушно направились за ней.
Девчонки купили мне пиво, несмотря на то, что не люблю его, чуть ли не силком заставили выпить.
– Ну? Ты как? – взволнованно спросила Алька.
– Нормально,
Я, и правда, начинала приходить в себя.
– А давайте-ка просто прошвырнёмся по Арбату! – предложила Алька. – Ко второму отделению вернемся.
Я не стала спорить. Оле же было всё равно.
– Девушки, у вас закурить не найдется? – вдруг нас окликнул один из трёх тощих очкариков.
– Не курим! – не глядя, в унисон ответили мы с Алей, Ольга же милостиво поделилась сигаретами, и мы покинули питейное заведение.
Когда мы вернулись к театру Вахтангова, у «Трескачей» во всю шло второе отделение. Едва я начала слушать, что рассказывает Эмир, как вдруг кто-то тронул меня за плечо.
– Девушки, закурить не будет? – обернувшись, я обнаружила одного из тех очкариков, которые пристали к нам в «Открытке».
– Нет, – покрутила я головой и толкнула Ольгу, спрашивая
– угостит ли она очкариков? У Оли, видимо, было хорошее настроение, и она выдала несчастным ещё по сигарете, а я продолжила смотреть концепт.
Однако сзади снова раздался шепот:
– Девушки, а что здесь вообще происходит? – между мной и Олей пытался втиснуться самый говорливый очкарик.
– Концерт, вообще-то, – недовольно буркнула Оля, потому что из-за действий очкарика ей пришлось потревожить людей, сидящих на земле.
– А что, если мы…, – начал было очкарик.
Что дальше произошло, я сразу не поняла. Откуда-то появился Паша. Притом, не просто появился, а наскочил на очкарика, как петух.
– Что тебе надо?! Куда ты лезешь?! – Паша схватил очкарика за грудки.
– Вы что себе позволяете?! – очкарик стал вырываться.
Тут Паша вроде как пришел в себя, осмотрелся по сторонам, увидел замерших, открывших рот от удивления зрителей и отпустил испуганного парня.
Стояла такая тишина, что мне было слышно, как дышит Оля.
– Ну... я… это... – забормотал Паша, с каким-то ужасом глядя на противника.
– Дебилизм какой-то. Я, просто, попросил у девушек закурить. Слышишь ты! Отелло! – с этими словами очкарик вылез из толпы.
– А мы продолжаем! – в центр круга выскочили Эмир и Алик. Куда делся Паша, я не так и не поняла, а вот Оля заявила, что ей срочно надо домой.
Если бы мои мозги не были так заняты перевариванием произошедшего, я бы не ушла домой ни за что.
Обдумав по дороге события этого дня, я сделала вывод, что… я ему тоже нравлюсь! А почему он не подходит ко мне? Из-за Алисы? Или… Или ты, Машка все себе выдумала, а на самом деле – не так…скачать dle 10.5фильмы бесплатно
истории о любви
на закате проективные тесты
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Праздники России

Архив
Июль 2022 (1)
Апрель 2021 (1)
Ноябрь 2019 (1)
Декабрь 2017 (1)
Май 2016 (2)
Апрель 2016 (2)





Это интересно:

   

Мужской клуб

У девушек свои секреты, а настоящие мужчины собираются в приятные компании которые называют важно : Мужской клуб. О чем тут можно говорить? Да обо всем, что интересно. О футболе и рыбалке, о ремонте и конечно о ... На то он и Мужской клуб. Здесь свои есть секреты.
 

Первая любовь

Первая любовь всегда внезапна и сколько не прошло бы лет, хоть и сложилось все печально, другой такой по жизни нет. Первая любовь здесь все в новинку и первый поцелуй ,и первый взгляд. Я знаю, у тебя читатель тоже была эта самая Первая любовь, которая несмотря на все жизненные перипетии теплым огоньком продолжает греть сердце, просто потому что первая, просто потому что чистая.

Половая жизнь

Одна из самых важных частей составляющих наше бытие –это Половая жизнь. Эта та самая интимная составляющая которая дает окраску всей нашей жизни. Плохо обстоит дело с тем, что мы деликатно называем Половая жизнь? Её нет? Она не регулярна? Перемены сразу на лицо. Плохое настроение, ухудшилось здоровье, все мысли текут только в сторону секса, агрессивность, раздражительность. И все только от того что недостаточная половая жизнь.

 

Рассказы о любви - истории о любви

Кто-то называет их наивными, кто-то называет чисто дамскими, кто-то уверен что Рассказы о любви пишут только для подростков, взрослеющих дев и стареющих тетушек. Но с чем никто не поспорит, так это то, что Рассказы о любви всегда полны нежности, всегда эмоциональны и в них всегда есть опыт, который можно взять себе на вооружение. А разве не это главныая цель любого произведения? Быть прочитанным, быть понятым, запомниться чем-то , зацепить читателя за живое. А Рассказы о любви умеют цепять да ещё как.

Проективные тесты

Профессиональные или житейские методики позволяющие узнать человека. Проективная методика построена на том, что проходя её человек, рассказывает о ком то другом, но на самом деле речь ведет только о себе. Проективная методика проста в использовании. Попробуйте пройти сами.

 

 


Rambler's Top100
Besucherzahler adult friend finder
счетчик посещений