На закате - любовь, отношения, чувства, интим, рассказы о любви, романтика

Здоровье
История любви
Мужской клуб
Стихи
Свадьба
Мистика
Дамский каприз
Интим
Рецепты
Отношения
Ваши истории
Мода и стиль
Тесты
Наш чат
О сайте
Партнеры
Наши кнопки
Контакты
Реклама на сайте

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player


Загрузка...
все о любви все о дамском капризе
романтический сайт

Татьяна Безумная, 12 октября 2008 | Просмотров: 1511
Рождение. ПродолжениеВера обнаружила себя в загаженном и угрюмом переулке. Мир плотно окутывала ночь. Неподалёку стоял жутко смердящий мусорный контейнер. Она поразилась холоду, что налетел как стая голодных тараканов. Оглядев себя, Вера с ужасом осознала, что на ней нет ничего, кроме тонкой кофты. Ветер теребил растрёпанные волосы и бросал в лицо. Тело быстро обросло крупными пупырышками, и Вера обхватила себя руками.
На уровне груди что-то твёрдое коснулось руки. Брови удивлённо выгнулись, когда в раскрытую ладонь аккуратно лёг её серебристо-чёрный мобильный телефон. Вера не носила телефон на шее, поэтому удивление только удвоилось. Немигающая надпись «поиск сети» безразлично смотрела с экрана.
На стене в два человеческих роста бледно горел единственный фонарь. Натужно щурясь, Вера попыталась разглядеть где кончается переулок. В обоих направлениях взгляд упёрся в густой полумрак.
Изо рта вырывался пар, дыхание сбилось от пронизывающего холода. Вера не узнала переулок. Ей не довелось побывать во всех переулках города, и данный образец вполне мог оказаться одним из них. Босые ноги била дрожь, асфальт поблёскивал тонкой наледью.
Ноги брезгливо переступали грязь, мусор и многое другое, неизвестно что из себя представляющее. Стараясь не думать об этом, Вера неуверенно побрела в ту сторону, где, как ей казалось, может быть выход из переулка.
Освещённый пятачок быстро остался позади, пришлось остановиться. Идти дальше в такой темноте не представлялось возможным, под ногами могло оказаться всё что угодно.
Руки нервно теребили мобильник. Экран то и дело вспыхивал ярким светом, когда пальцы случайно задевали кнопки. В непроглядной тьме свет застревал в глазах радужными пятнами. И тут Веру осенило. Сняв телефон с блокировки, она включила встроенную в аппарат фотокамеру. Несколько точных нажатий и с задней части вырвался голубоватый луч светодиодной вспышки. Вера повертела телефоном, проверяя, сработала ли идея. Луч раздвинул полукруг темноты в радиусе примерно шести метров. Вполне достаточно, чтобы продолжить путь, медленно и осторожно.
Ладони мелко тряслись. Дыханием не согреть, а растирать плечи – только глубже втирать холод. Вера вспомнила о новом пальто от Джилл Стюарт, что едва ли приходилось одевать.
– Как бы ты сейчас пригодилось! – стегнула мысль. Но обмерзающие ступни во все пальцы кричали о том, что пригодилось бы не только пальто.
Подрагивающий луч, как поводырь, медленно вёл к выходу. Надежда на то, что сейчас за поворотом всё прояснится и непременно в лучшую сторону, припала к зрачкам. Редкая для города тишина скрючивала нервы. Недоброе ощущение росло с каждым шагом.
Вера не скрыла от себя, что обрадовалась бы сейчас любому прохожему или бродяге. И даже не постеснялась бы наготы. Но в слабом освещении не маячило ни единого силуэта, не доносилось ни единого звука. Лишь ветер таскал по асфальту бесполезный мусор и пугающе покачивал тёмными тряпками, что свисали с окон.
Дрожащими руками она отбросила светлую прядь со лба. Но, то ли игриво, то ли стараясь разозлить, ветер кинул волосы обратно в лицо. От едкой смеси страха и холода девушка поёжилась. И тут среди монотонного тёмно-серого пейзажа, у самого стыка здания и земли, что-то блеснуло. Луч вспышки быстро скакнул в ту сторону. Дыхание волнительно участилось, когда серые глаза узнали знакомую пузатую бутылку, полную ароматного «Скотча». По лицу скользнула скупая улыбка, а тело уже спешно изгоняло остатки напряжения, предвкушая скорое тепло.
Закруглённый сосуд с заботливо не тронутым содержимым обрадовал как ключи от автомобиля в рождественском чулке. И не важно, что за санта-клаус прошёлся по этим местам. Вера подхватила бутылку и в слепом ликовании опрокинула в замерзающий рот. Спасительный огонь быстро пошёл по телу. Конечности приятно ожгло, уверенность и сила раздвинули сгорбленные плечи.
Она выпила почти четверть полулитровой бутылки. Когда выпрямила голову, знакомый и приятный круговорот привычно встал перед глазами. С нарастающим опьянением, исчезали страх и холод, настроение взметнулось от пяток до макушки.
В следующее мгновение она услышала детский плач. Плакала девочка, по голосу лет шести. Вера быстро огляделась, но яркий луч светодиода не выхватил из темноты никакого шевеления. Тогда она опрометью кинулась вперёд, туда, где уже наметился выход. Под ногами то и дело опасно хрустело, – битое стекло скопилось повсеместно. Жалобный голос не утихал, и теперь казалось, что он звучал отовсюду.
– Эй!!! – крикнула она на бегу. Надсадное эхо тотчас разлетелось в глубине переулка.
Наконец Вера выскочила из него. К витающим в воздухе мольбам добавился голос женщины. Из-за сильного эха и пульсации крови в ушах слова различались с трудом, но Вера поняла, что это мать ругает дочь.
Под ноги легла неширокая, но достаточно освещённая улица. Разреженный воздух продолжал съедать остатки тепла. Быстрым шагом Вера двинулась наугад в одну сторону. Там голоса звучали вроде бы чуть громче. Через полсотни метров плач и ругань резко сместились назад. Сероглазая хмуро вернулась, дурные игры начинали раздражать. Девушка одолела полсотни в другом направлении, но не встретила ничего, кроме чадящей пустоты. Зато звук голосов здесь держался недвижимо и разборчиво. В нарастающей панике Вера остановилась, точно окаменев. В желудок рухнула горсть ледяных кубиков, – она узнала собственный детский голос.
– Мамочка, спаси меня! – слышались всхлипывания.
– Заткнись, не мешай мне! – отвечал грубый голос матери, уж его-то ни с чьим не спутаешь.
Но в памяти так и не всплыло ни одного схожего случая из жизни.
– Кто здесь?! – срывающимся голосом крикнула Вера.
За спиной почудилось движение. Вера резко развернулась.
Невдалеке, на пересечении двух улиц, стояла девушка. В глаза бросилось изношенная серая кофта, рваные брюки и чёрные ботинки. Красивое детское лицо поразительно напомнило её собственное отражение, несколько лет назад. Сердце сжалось до размеров ореха. Каштановые волосы падали чуть ниже плеч, серо-голубые глаза смотрели чутко и понимающе.
Вера невольно залюбовалась девушкой. Та стояла неподвижно и молча. Ласковый взгляд следил за Верой неотрывно. Мельком она заметила, что голоса из пространства затихли.
Не дольше минуты длилось оцепенение. Вера сделала несколько шагов, чтобы подойти ближе. Вихрь вопросов уже выползал изо рта облаком белесого пара. Девушка отрицательно покачала головой. Босые ноги неожиданно потяжелели чугунными колодами. Вера остановилась как вросшая, внезапно протрезвев. Слова тотчас застряли в горле. Девушка подняла левую руку и указала в сторону. Непонимающим взглядом Вера проследила за рукой. В той стороне из темноты раздался звук, похожий на цокот собачьих когтей.
Всё произошло слишком быстро, слезящиеся от ветра глаза успели заметить лишь нечёткие движения. Из мрака выскочило уродливое существо, подобное кошмарам самых страшных кинолент. Мешкообразное туловище с клубками спутанных частей тела. Грязную шерсть на спине прорывали нарывы из человеческих лиц. Четыре собачьи лапы удерживали это копошащееся месиво.
За несколько широких прыжков чудовище преодолело расстояние до девушки, что так и не сдвинулась с места, и повалило её на асфальт. Виски тяжело поползли вверх по пищеводу. Безумными глазами Вера смотрела, как монстр рвал тело на части. В стороны полетели куски плоти и бесформенные конечности. Чудовище проворно разорвало остатки и с окровавленной пастью повернулось к Вере.
– Ты родишь мне ребёнка? – прохрипело оно мертвым голосом. От ужаса Вера упала без сознания.

Вера не любила шоппинги. Тем не менее, её гардероб насчитывал десятки всевозможных свитеров, футболок, юбок, платьев, пиджаков и брюк. Полки ломились от обуви на любую погоду и настроение. Всё это закупалось по случаю, и обычно за один выход она сгребала всё необходимое сразу на весь сезон.
В раздутых шкафах занимали достойные места одежды ведущих модельеров. Основное было приобретено по рекомендациям Лиды, блондинка лучше всех её знакомых разбиралась в модных тенденциях. Но так или иначе, конечное решение при выборе сероглазая принимала сама, согласно собственному вкусу.
До полудня Вера вдохновенно убиралась в квартире. Руки грозно вооружились пылесосом, новый сабвуфер, как и написано в инструкции, выдавал все двести ватт. По крайней мере, звучание было очень громким. Когда она добралась до бутылки, пустующей у дивана, недавний кошмар вновь обжёг колючим холодом. После мелькнула идея, что если взять сон за основу, то получится неплохой фильм ужасов.
Следы ночного кошмара Вера закрасила новой порцией тёмного эля, – реалистичный сон напугал гораздо сильнее тех кинолент, что она привыкла смотреть.
Интернет заглушил пылесос на полуслове. Перед глазами лениво поползли ленты и статьи. В нижней части экрана оранжево перемигивались свёрнутые окна. В них можно не заглядывать, и так ясно – дальние знакомые и закомплексованные ухажёры писали свои вежливые приветы. Так, кто-то сбросил ссылку. «Как свойства души отражаются на нашем лице». Хм, асимметрия лица… Зависимость от полушарии мозга… А, вот любопытная статья. «Как правильно выбрать партнёра». Маскулинность, качество генов, родительские качества… Может и пригодится. Когда-нибудь. В следующей жизни.
Взгляд лениво скользнул за окно. Хмельное солнце подмигнуло из-за неспешных облаков. Хороший знак, что остаток дня всё-таки пройдёт на славу.
Олег, Лида и Таня, их общая подруга, подъехали вовремя, вслед за коротким звонком на мобильный.
Ростом чуть пониже Веры, миниатюрная Таня смотрелась хрупкой худышкой. Завитые рыжие волосы и россыпь веснушек на лице, придавали ей беззаботный и весёлый вид. Но взгляд прищуренных карих глаз выглядел столь глубоким, что порой казалось этими глазами смотрит человек с долгой и непростой жизнью за плечами.
Их общение с Верой началось ещё на работе, где приятное сотрудничество постепенно переросло в хорошую женскую дружбу.
Таня жила с родителями в отдельном доме. Так же не замужем, она лелеяла мечту встретить особенного человека.
– Он должен быть обеспеченным, но, ни в коем случае, не должен любить деньги. Я хочу, чтобы он полностью отдавался работе, но не проводил там слишком много времени. И, наконец, в моём понимании этот мужчина будет для всех образцом верности и семейности. Терпеливый и понимающий мужчина, – с философским видом говорила Таня несколько лет назад.
К двадцати шести годам, перед её дверью так и не выстроилась очередь терпеливых и понимающих, да и запросы, по мнению подруг, мало в чём изменились. По глубокому убеждению Лиды, Татьяна, похоже, так ничего и не узнала о мужчинах. А тешить себя откровенно нереальными мечтами… Просто глупо. Но вполне по-женски.

Безупречная грудь привычно спряталась в светлый бюстгальтер. Облачившись в лёгкую кофточку с короткими рукавами, Вера накинула любимый шёлковый блейзер бежевого оттенка.
Сероглазая редко прибегала к услугам косметолога, тем более визажиста. Лишь иногда она бралась за увлажняющий крем, чтобы сгладить неприятные ощущения от контакта с местным водопроводом. Сейчас, она на ходу подвела и без того яркие ресницы и придала губам мягкий розовый блеск.
А укладки? Тратить на них силы и время? Разве это не придумано для закомплексованных дурнушек, чтобы выглядеть хоть чуточку красивее? Достаточно ведь просто оставить локоны распущенными, чтобы внешность стала поистине неотразимой. Да, в этом тоже таилась немалая часть её изюминки и индивидуальности.
Из украшений Вера предпочитала золотые серьги. Лишь в особых случаях, она очерчивала тонкую шею цепочкой плетения Сингапур с кулоном. Судя по взглядам мужчин, тот весьма эффектно уходил в глубокие вырезы кофт и блузок. Сегодня красотка ограничилась серьгами.
Стройные ноги Вера подчеркнула колготками в цвет натурального загара, привычно скользнув в тёмные туфли на невысоком каблуке. Напоследок, она бросила на плечо миниатюрную сумочку. Белокурое отражение придирчиво оглядело её, и Вера удовлетворённо вышла из дома.
– Ты как на свидание, красотка! При параде и с опозданием на целый час. А мы уже без тебя собрались ехать! – укоризненно сказала Лида, выходя из машины.
Олега коротко махнул из окна. Следом под сочное цоканье каблуков подошла Таня. В худых пальцах исходила табачной гарью тонкая сигарета.
– Привет, коллега! – бодро произнесла она, протягивая подруге зажигалку. Светловолосая коллега отблагодарила Татьяну тонизирующей струёй ментолового дыма.
– Вера! – под стать беспокоящейся бабушке крякнула Лида и повернулась, чтобы выхватить сигарету. – Ты же бросила!
– Я тоже рада всех вас видеть! – уклонилась Вера. Блондинка не успела перехватить руку с зажатой сигаретой, но задела и согнула пополам.
– Вот это сила воли, однако! Не хочет, а курит! – Лида уважительно покачала головой.
Вера скривилась, будто вдохнула уксуса вместо мятного табака.
– Предлагаю выдвигаться, а то замечательный вечер в пробках нам обеспечен, – вмешался Олег, поправляя боковое зеркало.
– Сейчас докурим и поедем! – властно отрезала блондинка.
– А самые разговорчивые поедут на метро! – прозвучало приглушённое.
– А самые занудные побегут за машиной вприсядку! – с нажимом процедила Лида. Глаза вспыхнули ярким малахитом.
Олег сделал вид, что слишком занят машиной.
– Учитесь, как надо! – почти шёпотом сказала длинноногая.
– Нам это не так актуально, – сквозь дым проговорила Татьяна.
Вера сплюнула. Крупный плевок чудом не попал в голубя, что некстати топтался возле девушек в извечном ожидании хлебных крошек. Наклонив голову, он удивлённо уставился на высокие шпильки Лидиных туфель. Взгляд поднялся выше, где туфли плавно переходили в ноги. Голубь стыдливо мотнул клювом. О Париже он может и слышал, но бывать не доводилось, а две шпиленогие конструкции показались ему, по меньшей мере, Эйфелевыми Башнями. Негоже столичной серости осквернять взглядом священную культуру.
– Может сегодня ты за руль? – робко спросил спортсмен.
– Нет, Лиду мы не отдадим, так что прими свою мужскую долю достойно! – вступилась веснушчатая Таня. – Какие всё-таки неблагодарные вы, мужчины!
– Наоборот! – упавшим голосом вымолвил молодой человек. – Мы ради вас готовы взять любой грех на душу.
– А зависть – плохая черта! – покачала она пальцем и поправила сползший с запястья бисерный браслет.
– Это очень трогательно, но о колебаниях курсов валют и о нефтяных запасах предлагаю поговорить в машине! – в голосе Олега плеснулось озеро желчи.
– А что тут говорить. Штаты, как обычно, остаются лидером, с наибольшим капиталом. Их нити протягиваются по всему миру. То там высадятся, то сям обоснуются, всё методично и планомерно прибирают к рукам. Так что, геополитические тенденции особо не меняются, – монотонно проговорила Таня.
– Ну-ну! А не желаешь ли упомянуть о Китае? Валютный курс там сейчас уже повыше, чем в США. Доходы растут астрономическими темпами, не сегодня – завтра догонят твоего лидера. И как насчёт того, что Китай уже вовсю осваивает космос, не успеешь оглянуться, станем провинцией или колонией, – с усмешкой сказал спортсмен.
– Я никогда не была сильна в геополитике, так что поверю тебе на слово, – Таня выставила руки, защищаясь. – Но надо ещё поглядеть, что будет дальше! Каждый из нас Нострадамус местного разлива, а миром управляют всё-таки более умные люди, владеющие самой последней и неискажённой мировой информацией.
Олег хотел возразить, но Лида уже садилась в машину.
– Ну, поехали уже, – нетерпеливо дёрнулась Вера. – А то всё пиво без нас выпьют!
Она пропустила Татьяну и суетливо забралась на заднее сиденье. Шины бахвалисто взвизгнули. Автомобиль без разгона рванул с места и вскоре затерялся в пёстром потоке других машин.
Почти всю дорогу Вера неотрывно всматривалась в мелькающий пейзаж. Взгляд жадно цеплялся за переулки. Шансы невелики, всё-таки мегаполис, но неусыпная жажда мистического скребла в щитовидке, в надежде увидеть переулок из сна. Руки сами полезли в сумку. Пальцы успокоено нащупали заветный картонный прямоугольник, бережно перебрали хрупкие душистые палочки.
Едва ли она могла объяснить себе, почему однажды начала курить. Но одно Вера знала точно – ей это нравилось! А разве человек рождён не для радости?
– И кто, по-твоему, управляет миром, – прозвучал на заднем плане голос Олега. – С чего ты взяла, что им вообще кто-то управляет?
– Хм, как тебе объяснить, – задумалась рыжая.
– Управлять можно техникой, – пробасил Олег, пока машина объезжала бежевый седан с буквой «У». – Городом, государством, это я ещё понимаю. Но чтобы миром? В каких книгах ты это вычитала?
– Да причём тут книги, – буркнула Таня. – Книг, конечно, существует немало об этом, но дело не в них. Книгами, как ты знаешь, в морозы и печки топили.
– А я думал, женщины только о прокладках могут говорить! – удручённо сказал Олег.
– Проследи за мировыми событиями за всю историю, – перебила Татьяна. – Нет, не по учебникам. И не по телевизору, хотя в последнее время там начинают говорить хоть что-то толковое. Проследи за войнами, терактами, финансовыми потоками, религиями, причинно-следственными связями. Ты увидишь одни сплошные закономерности.
– Ты знаешь, кроме сплошной политики, я в упор ничего не вижу!
– Смотри глубже! За политикой можно при желании разглядеть гораздо большее. Но это долгая тема, сейчас не хочется сильно загружаться.
– Даже не слышал о таком, – пробормотал Олег. Взгляд недоверчиво скользнул в зеркале заднего вида.
С переднего сиденья раздался звук виброзвонка. Мелодия ещё не успела заиграть, когда длинноногая ловко схватила трубку мобильного телефона. Витой провод чуть не вылетел из прикуривателя. Вера не вслушивалась в разговор, но спустя минуту Лида радостно заявила:
– Андрюха попросил подобрать его через два перекрёстка, хочет с нами поехать! Потеснитесь, девчонки?
– Что ж, места не много. Придётся кого-то к себе на колени сажать, – находчиво сказала Таня, искоса глядя на младшую пассажирку. Та состроила гримасу и демонстративно полезла в карман за леденцами.
– Не хочешь ко мне? – Таня прокашлялась. – Тогда садись на колени к Андрею! И не говори потом, что я не предлагала других вариантов!
– Может я пешком постою, пока вы тут будете устраивать коленно-локтевые игры? – ядовито выпалила Вера.
– Как-как? Я не разобрала. Мешком постоишь? Не переоценивай себя! Ты слишком худая для того, чтобы быть мешком! – передразнивающе засмеялась Таня, но Вера не слушала.
Перед её взором возникло мерзкое существо из кошмарного сна. Бугристый мешок на четырёх лапах. Глубокие вмятины и тягучая тёмная слизь. Отвратительный гнилостный запах.
– Эй, очнись! – Таня с подозрением провела рукой у неё перед глазами.
– Работа – дом, дом – работа. Скоро мы все такими станем. Солнце, тебе срочно надо развеяться! Хорошо, что мы сегодня вытащили тебя из дома! – продекламировала Лида.
– А я вроде и не сильно упиралась! – огрызнулась Вера. Рассудок упорно силился прогнать страшную картину, что повисла перед глазами как навязчивая реклама.
Машина остановилась у тротуара. В заднюю дверь заглянуло заспанное лицо Андрея.
– Всем привет, – прохрипел он и звучно откашлялся.
Вера придвинулась к Тане, Андрей с кряхтением уместился рядом.
– Ты откуда себя такого вытащил? – спросил Олег, протягивая руку.
– Нашёл, у кого спросить! Сдаётся мне, это скорее в новостях покажут, чем я вспомню хоть что-то путное. А не ты ли меня ночью домой отвозил?
– Я? Ты что-то путаешь! Этой ночью я был в… – Олег покосился на даму сердца. – В другом месте.
– Ну-ка, ну-ка, где ты был? – Лида потянула к его шее длинные пальцы. Французский маникюр пустил солнечный зайчик.
– Да, здорово тебя помяли! – заметила Вера.
– Да никто меня не мял, просто пить надо меньше! – раздражённо произнёс Андрей.
– Побереги себя! Ты уверен, что тебе в таком состоянии стоит ехать с нами? Мы, да будет тебе известно, не в театр едем! И не в кафе за чебуреками и булочками! – завелась Таня.
– А сушняк кто мне лечить будет? Булочки? – с этими словами Андрей бросил короткий взгляд на Танину грудь.
– До этих булочек ты ещё не дорос! – прошипела рыжая. Веснушки вспыхнули адским пламенем.
Андрей и Олег помнили друг друга ещё студентами, когда они активно подрабатывали грузчиками на продуктовом складе. Худой долговязый парень, из спорта увлекающийся максимум компьютерными шахматами, успел в ту пору заметно нарастить массу и расправить сутулые плечи. Активный образ жизни, однако, его так и не заинтересовал. Тем не менее, это никак не помешало Андрею добиться успеха в сфере программирования. И вскоре после начала карьеры он уже разработал собственную концепцию в программном обеспечении, которая с каждым днём всё увереннее набирала популярность.
– Я чую дым, у кого сигареты? – требовательно сказал он.
Вера протянула ему пачку, и Андрей с тяжёлым вздохом откинулся на сиденье.
– Чего стоим, кого ждём? Поехали наконец! – провозгласила Лида.
Она рывком притянула к себе Олега. Салон вздрогнул от смачного чмокающего звука, и переполненный автомобиль вновь уверенно слился с потоком бездушных машин.
По дороге в «Грин Вэй» Вера успела опустошить извлечённую из сумочки миниатюрку густого, чуть сладковатого виски. Цвета тёмного золота, напиток годами выдерживался в дубовых обугленных бочках. И всё только для того, чтобы сейчас, как сказочный джинн из бутылки, доблестно помочь молодой сероглазой девушке проникнуться весельем и оптимизмом. Периодическое повторение этого действия из раза в раз, наводило друзей на мысль о том, что её сумка попросту не имеет дна.
– Господа, включите кто-нибудь радио! – раздался с заднего сиденья не в меру громкий хмелеющий голос.
Лида щёлкнула кнопкой, и тут же тесный салон взорвался невообразимо мощными басами. Тяжёлый гул вырывался из стен, падал с потолка и отталкивался от ковриков под ногами. Блондинка убавила громкость. Длинные пальцы быстро прошлись по основным радиостанциям. Сероглазая с наслаждением подставила уши ритмичным гитарным переливам известной песни “New born”, саундтрека к одному из её любимых фильмов. Губы часто задвигались. Вера уже подпевала от души, не замечая, что перекрывает звук надрывающейся магнитолы.
Около пяти часов друзья, наконец, вырвались из пробки, что застигла их в трёх кварталах от бара. В выходные, словно следуя законам природы, все старались сбежать загород. Но любой из сидящих в серебристом хэтчбэке, даже не до конца протрезвевший Андрей, мог ручаться, что добрая половина участников пробки стремились заполнить собой всевозможные бары, рестораны, боулинги и прочие заведения. Выезжать в другое время суток, раньше или позже, было бессмысленно – пробка в этом месте скапливалась ещё до полудня, а рассасывалась только ближе к ночи с субботы на воскресенье.
В «Грин Вэй» друзья выбирались нечасто. Он не входил в список их любимых баров, но время от времени вносил приятное разнообразие в культурную программу. Как правило, в компании не находилось бунтовщика, который бы отказался хорошо провести время там.
Бар «Грин Вэй» больше походил на тихое кафе. Даже в выходные в нём не набиралось более трёх десятков посетителей, несмотря на имеющийся там неплохой стриптиз. Собственная автостоянка, умеренные цены на выпивку и отличный бильярд также не увеличивали популярность этого места.
Рейтинги подобных мест не вызывали у Веры интереса. Как и в моде, в выборе заведения она полностью доверяла длинноногой подруге. Та, похоже, впитала чутьё на светские дела ещё с материнским молоком, так что поначалу Вера даже не запоминала названия мест, где они бывали. Равно как и большинство лейблов одежды, которую она носила.
Ещё не стемнело, а обведённая неоном вывеска уже переливалась разными цветами. Ввиду умеренной ценовой политики, у дверей нередко слонялись личности неухоженного вида, но бдительный охранник добросовестно следил за ситуацией и не позволял данной породе клиентов проникать внутрь.
Олег без труда поставил машину на стоянку. Пятеро, будучи непохожими на упомянутых личностей, миновали охранника. Швейцар распахнул стеклянные створки как женщина халат. В дверях набросился невысокий моложавый хостесс. Тридцать два белых зуба искательно блестели на фоне смуглого лица. Короткие ноги гостеприимно засеменили внутрь. С десяток пар глаз уставились на друзей со всех сторон. Открытая одежда девушек вскоре начала плавиться от настойчивых мужских взглядов.
Без долгих размышлений Таня приземлила свой основной объект этих взглядов за столик, ближе к центру основного зала. Хостесс слегка оторопел, но быстро взял себя в руки. Толстые меню в кожаных переплётах фирменно приютились на край стола. Блондинка сделала ему знак, что дескать, сами тут разберёмся и наказала Олегу взять всё необходимое. Стук каблуков удалился в направлении дамской комнаты.
Вера бросила мужчинам что-то вроде «Для начала пива и побольше закуски» и присела рядом с рыжей подругой.
«Для начала», – усмехнулся про себя Олег. Толстые как ствол ракетницы руки легли на барную стойку. – «Опять кому-то повезёт тащить её до дому. И, по всей видимости, это буду я».
– И как ты решился сегодня взять на себя героический подвиг трезвенника и сесть за руль? – участливо спросил Андрей, доставая из кармана согнутую пачку денег.
– Зато в следующий раз, когда поедем в клуб «Шарк», я предоставлю такой подвиг тебе! – в голосе Олега присутствовало несколько вагонов ехидности, гружёных доверху.
– Что ж, справедливо, – программист решил не вдаваться в спор. – Так, кто сегодня платит за выпивку?
– Ну, если уж быть справедливыми до конца, то платят наиболее жаждущие выпить! – нижняя челюсть гордо выдвинулась вперёд.
Взгляды метнулись в сторону Веры, но через секунды Андрей поймал взгляд Олега на себе.
– Я так и думал, – промямлил программист со страдальческим лицом. – Чуть что, сразу Андрей! Пощадите! Со мной даже девушки моей сегодня нет!
– А у тебя есть твоя девушка??? – отшатнулся Олег. – И как часто она заступается за тебя в подобных ситуациях?
– Послушай, орёл! – начал нахально Андрей, но вчерашняя пьянка дала о себе знать, и на слове «орёл» его и без того хриплый голос бесстыдно сорвался.
Олег беззлобно рассмеялся:
– У тебя голос ещё ломается, а ты про какую-то девушку. Забыл? подросткам запрещена продажа спиртного!
– Сказал бы я кто тут подросток. Кажется, ты меня с Верой путаешь! А я к ней в братишки не заделывался! – криво усмехнулся Андрей. – И кстати, чтобы мне не блеять своим больным голосом, закажи всё сам.
Бармен к этому времени потерял к друзьям всякий интерес и самозабвенно занялся протиркой стойки. Творческий экстаз так увлёк, что он чуть не смахнул руку Андрея вместе с соблазнительной пачкой чуть измятых купюр. Глаза бармена встретились с красными сосудистыми глазами компьютерщика. Голос Олега уверенно произнёс:
– Шесть пива… – и спустя паузу добавил. – Десять арахиса, пять чипсов.
Бармен моментально отсчитал нужную сумму и положил обратно то что осталось.
– Ты заметила, как на тебя смотрел охранник, когда мы вышли из машины? – начала было Таня, обращаясь к сидящей напротив Вере.
– Ты лучше спроси, заметила ли она кого-нибудь, кто не смотрел на неё! – вставила Лида, что неожиданно вернулась из уборной.
– Хватит строить из себя альфа-самок! – Вера вскинула брови. – Вам это не идёт!
– Альфа-самок не бывает, солнце наше! – снисходительно улыбнулась рыжая. – Это сугубо мужское понятие, которое кстати относится больше к животному миру, нежели к социуму.
– А я и говорю по аналогии с мужчинами!
– Ты меня умиляешь! Альфа, омега, для женщин это не принципиально. В данном случае эта классификация никак и ни на что не влияет. Самки все востребованы!
К столику подошли ребята. В каждой руке покачивалось по две кружки пива. Округлые бока покрывали манящие капельки. Пять ртов дружно сглотнули слюну, когда янтарный напиток, увенчанный слоем пушистой пены, глухо стукнул перед носом. В глазах у Веры заплясали едва не падающие из рук розетки и пиалы, наполненные орехами и чипсами. Знакомой урчащей песней желудок не забыл напомнить, что сегодня она практически ничего не ела. Андрей понимающе посмотрел на неё. Рот приоткрылся, чтобы сказать очередную пакость, но Лида перебила его:
– Поела бы что-нибудь поприличнее! Опять этой дряни с мешок заказала!
– Да пусть ест уж хоть что-нибудь! – вмешалась Таня. – Вон, какая худая – кожа да кости!
Сероглазая, будто под гипнозом, не спускала глаз с принесённых яств. Уяснив, что Вера не обращает на них внимания, подруги замолчали.
Олег вернулся с огромным бокалом кока-колы и понуро поставил его перед собой. Он поймал сочувственный взгляд своей дамы, той ничего не оставалось, кроме как пожать плечами. Но где-то в глубине её подмигивающих изумрудов Олег уловил безмолвное обещание компенсировать это упущение по-другому. Он подмигнул ей в ответ.
Первый живительный глоток полился в желудки как дождь после столетней засухи. И пока каждый завершал это торжественное действо, Вера уже жадно хрустела круглыми картофельными ломтями. Глаза округлились как у совы. Ломтики исчезали бесследно, сероглазая умудрялась напихивать зажаренные куски в обе щёки. Таня передразнивающе задвигала челюстями и промычала:
– А кто-нибудь голоден? Может, заказать что-нибудь массовое, культурное?
В этот час в баре ещё не было шумно. Маленькая площадка для стриптиза пустовала – стрип-программы начинались ближе к ночи. Лишь фоновое гудение посетителей да лёгкая ненавязчивая музыка наполняли помещение. За дальним столиком бесстыдно хохотала весьма подвыпившая молодая особа, её ухажёр самодовольно травил сальные шуточки.
– Эх, вот оно где, счастье-то! – блаженно промурлыкала Вера. Сразу несколько ломтей унеслись вслед за хорошим мужским глотком пива. Занятые руки не успели прикрыть добротную отрыжку.
– Так о чём вы тут спорили? – спросил Андрей хрипло.
– О теории альф и омег, если тебе это о чём-то говорит, – отозвалась Таня.
– А то! Знаменитые условные понятия, показывающие, на каком месте находится особь в конкретной стае.
– Ой, ну надо же! Аплодирую твоей эрудиции! Только речь шла о применение этих понятий на людей, в частности мужского пола.
– Ну, если тебе интересно моё мнение, то я считаю, что глупо переносить на социум поведение приматов. Неблагодарное занятие!
– Это почему же? Мужское достоинство задевает? – догадалось веснушчатое лицо. – Нечего теперь обижаться, сам присоединился к теме.
– Да причём тут это, – отмахнулся Андрей. – Я к тому, что животное не может изменить себя, а человек может.
– Господа, может быть, о чём-нибудь нормальном поговорим? – зевнула длинноногая.
– А что тебе не нравится? Они же вроде про мужчин, а ты любитель лишний раз перемыть им кости, – потёрла руками Вера.
– Да что ж ты всё про животных заладил? – вокал Татьяны недоумённо дрогнул. – Альфа и омега – это в генах! Изменить можно только внешние признаки!
– Они нас не слышат, – обиделась Лида. – Солнце, вот когда ты последний раз целовалась с парнем?
– А что, с парнями ещё и целуются? Это же, наверное, так противно! – скривилась Вера.
– Я тебе скажу больше, – не унималась блондинка. – Они ещё и разговаривать умеют!
– Врёшь! Опять, небось, фантастики насмотрелась! – хрустяще проговорила сероглазая.
– Нет же, говорю! Я сама слышала! Ай! – взвизгнула Лида, будто кто-то ущипнул её под столом.
– Да, я тоже слышала, – захлёбываясь пивом и смехом, подключилась Таня, – Они копируют нашу речь, но пока не до конца изучен механизм. Да и делают они это не очень успешно…
– Так, кто-то хочет остаться без пива, – строго произнёс Андрей и потянулся к её кружке.
– Чувствую, страсти накаляются! – многозначительно сказала Лида. – И стоило нам сегодня ограничиваться одним маленьким баром? Вы же съедите друг друга здесь!
– Нет, я мясо не ем! – брезгливо фыркнула Вера. – У меня чипсы есть!
– Ты питаешься трупами чипсов?! – голос, равно как и глаза Андрея выражали неподдельный ужас. – Господа, я беспокоюсь за неё!
– Не уходи от темы! – встряла Таня. – Ты так и не пояснил, что за изменения ты имел в виду.
– Да всё просто. Человек может измениться! Так же, как накачать мускулы, можно приучить себя к доминированию и развить свой потенциал. То есть, будучи омегой, стать альфой. Так что, извини уж, но эта жёсткая классификация к человеку не применима.
Он ненадолго замолчал, смачивая горло горьковатым пивом.
– Андрюха в чём-то прав, – негромко сказал Олег. – В том же бодибилдинге есть люди с потрясающей генетикой. Но рядом с ними есть и те, кто силой воли добивается не меньших результатов.
– Да, так измениться можно. Но это будет тяжело, – буркнула Татьяна. – И нет смысла в этом. Ты же уровень тестостерона не накачаешь силой мысли!
– Хм, а я слышал, что управлять своей химией проще пареной репы, – Олег почесал затылок.
– Суть в том, чтобы быть в гармонии с собой, а не заставлять себя ходить коленками назад, – устало пробормотала Таня.
– А по поводу того, что все самки востребованы, – с интересом начала Вера, но программист перебил её:
– Самочки востребованы только красивые!
– Бред! Самые красивые просто имеют больший выбор! – бросила Таня с презрением.
– А сколько самок мучается без мужика? Ты не подумала об этом?
– Мучаются, потому что хотят альфу. А с ними каши не сваришь! Омеги им не нра-вя-тся! – отчеканила рыжая. – Кстати, кто не в курсе, поясню в двух словах, что альфами называют центровых самцов, которым интересно осеменить всё стадо. А омегами – тихих и неприметных, но гораздо более надёжных в плане семьи. Это грубо.
– Любая альфа может стать омегой и наоборот! – с нажимом изрёк Андрей.
– Исходя из пресубпозиции, что всё в этом мире возможно, то ты прав. Но, вероятнее всего, это будет означать приобретение навыков и приёмов альфы, не более того. И, на мой взгляд, лучше быть хорошим омегой, чем плохим альфой.
– Ну, началось. Танюх, будь проще! У тебя всё пиво сейчас выдохнется, – прогудел Олег. Губы неспешно втянули колу через соломинку. – Давайте закончим эту бесконечную тему на том, как определить кто ты – альфа или омега?
– А это даже Лида тебе смогла бы объяснить. Инстинкты и ментальность – у кого что превалирует. К примеру – на тебя женщины вешаются толпами? Или в основном как друга воспринимают? Моральность и колоссальные способности в обучении – омеговские черты. Девяносто девять процентов великих учёных – омеги! Ничем не дорожить – негласный девиз альфы. Плюс весьма развитый эгоизм и отсутствие женщин-подруг.
– Ладно, ерунда. Нет такого, альфа и омега. Каждый человек имеет черты и того, и другого. И я бы склонился скорее к альфе. Могу объяснить почему – чтобы спать с лучшими женщинами, не испытывать мук совести, занимать вышестоящие посты и отнимать всё лучшее у других, – холодно сказал компьютерщик. Руки методично открывали новую пачку сигарет.
– Мне кажется, важно понять какой у тебя на руках материал и правильно им распорядиться. Ну, как бы, из какого теста замес. Зная свои слабые и сильные стороны, можно себя корректировать и направлять, а не заглушаться абстракциями. Так как они лишь будут сбивать с толку, – выдала блондинка, так что Андрей чуть не захлебнулся пивом.
– Я так понял, что омегой сейчас быть непросто, из-за навязываемых стандартов, – нахмурил брови спортсмен. В бокале неторопливо пощёлкивали кубики льда.
– А я скажу, что Вселенная любит здоровых, сильных и умных, – назидательно сказала Татьяна и уронила на стол несколько мелких крошек.
– Ну что, наболтались? Давайте за встречу, в конце концов… – голос Лиды запнулся на полуслове. Безотказное женское чутьё отчётливо зашептало, что за ними наблюдают.
Шестнадцать глаз вопросительно ткнулись в неё. Блондинка бегло оглядела часть бара, которая находилась в поле зрения. Успела проскочить мысль, что, скорее всего на них, как обычно, пялились.
Но не зря опыт настоящей женщины годами оттачивался на курсах, именуемых жизнью, чтобы не суметь отличить один взгляд от другого. Что-то не в меру вызывающее она увидела во взгляде одного из мужчин, группой сидящих поодаль. Человек ничем не отличался от остальных. Одет в джинсовый костюм, причёска весьма банальна. Но глаза с его бледного лица смотрели на неё неотрывно, словно боялись потерять из виду.
Лида метнула в него резкий отталкивающий взгляд, но тут же поняла, что мужчина смотрит вовсе не на неё. Тёмные впадины глаз пожирающе ощупывали Веру. Угроза ощущалась интуитивно, невидимые синусоиды простирались от него в направлении младшей подруги. Лида решила попытаться перенести его внимание на себя. Но быстро передумала.
– Народ, а не хотите ли ещё чуток посидеть и переместиться в тот клуб, где мы были с месяц назад, ближе к центру по этой улице? – чересчур весело сказала она.
– Можно, – согласилась Вера. – Я так и не была там с тех пор. Помню, музыка у них классная!
– Да вы что, мы же только недавно приехали! У вас пива сколько ещё стоит, а закуски и того больше! – недоумевающе воскликнул Олег. – Таня, повлияй на них!
Рыжая посмотрела на Олега такими глазами, словно в первый раз его увидела. Даже веснушки вспыхнули ярче.
Лида ещё раз взглянула в сторону того мужчины. Но тот словно уже потерял интерес и бурно общался со своими друзьями. Беседа разбавлялась водопадами каких-то крепких напитков.
«Что ж», – подумала Лида. – «Остаётся надеяться, что мне показалось».
– Хотя с другой стороны, уезжать из этого чудного романтического места лично у меня желания не много, – с этими словами она опрокинула полкружки пива под одобрительные взгляды друзей.
Но Вера привыкла доверять Лиде практически во всём. Под ложечкой несильно кольнуло.
– Кто со мной до туалета? – привстала сероглазая.
– Эх, что ж делать, моя очередь, – обречённо сказал Андрей, поднимаясь со стула.
– Очень остроумно! Ты всегда говоришь, прежде, чем думаешь? – сверкнула глазами Татьяна.
– Зануда, – буркнул компьютерщик.
Таня, почти одновременно с Верой, встала из-за стола.
– Может вам сопроводительный эскорт организовать? Охрана, все дела? – хрюкнул Андрей, не отнимая пивную кружку ото рта. – А то я мигом, вон, мои ребята сидят!
И он не глядя указал за спину, так, что ткнул точно в ту компанию, в которой Лида видела подозрительного человека. Не дослушав товарища, Вера, а за ней и Таня, удалились в направлении уборной. Лида машинально бросила взгляд на «охрану» Андрея, и вопреки всем надеждам на ошибку, обнаружила, что мужчина вновь посматривал на уходящую Веру.
– Типичный альфа? – усмехнулся Олег. Натренированный взгляд снайпера тоже заметил наблюдателя.
– Он давно так смотрит на неё, – настороженно сказала Лида.
– Да ну, не думаю, что он нам помешает. Не сей панику в массы, мало ли таких как он вокруг. Ты как будто первый раз выбралась в свет! Вспомни, как я на тебя смотрел, когда мы ещё не были знакомы.
– Примерно вот так? – прощебетала Лида. Длинные ресницы кокетливо моргнули, взгляд пробежал снизу вверх по могучему телу спортсмена. – Хотя нет, неправильно. Насколько я помню, в те годы глаза у тебя находились в несколько ином месте!
– Ну давайте теперь займёмся анатомией! Мало вам её в школе было? – бесцеремонно встрял Андрей.
– Моя анатомия мне подсказывает, что если мы с тобой сейчас не заглянем куда-нибудь, где поменьше народу, то, как ты выразилась, мои глаза вырвутся из своего укрытия.
– Благо, такие места здесь есть, – заметила блондинка. Она торопливо вышла из-за стола и протянула Олегу руку.
– Эй-эй-эй, а я?! – обиженно промямлил Андрей.
– А ты не скучай, мы скоро вернёмся, – Лида уже решительно шла по направлению к уборной так, что Олег еле поспевал за ней.
– Вы ведёте себя, как подростки гормональные. Вечно озабоченные и неудовлетворённые! – недовольно бросил Андрей им вслед.
– Однако, складно у тебя получается, впору романы писать! – восхищённо оглянулся Олег.
– Да ну вас, я пойду на улицу, проветрюсь, – отмахнулся Андрей, но вряд ли они уже слышали его.
Мысли Андрея неугомонно заметались между решением покинуть слабо кондиционируемый бар и недвусмысленным желанием найти на вечер подругу, чтобы занять с ней третью свободную комнату уборной. От этой мысли становилось ещё жарче, и решение выйти на улицу победило. Он сделал знак хостессу, что этот столик всё ещё занят и суетливым шагом прошёл к выходу. Глаза жадно всматривались в лица девушек, в надежде наткнуться на встречный взгляд, полный схожих желаний.
Но к большому сожалению, он не поймал ни одного подобного взгляда.
«Всё зло от женщин», – кисло вспомнились слова бабушки. – «Однако ж бабы восемнадцати лет с фигурами топ-моделей уже имеют всё то, чего мужик добивается своими трудом и потом годам к сорока».
На улице темнело. Мимо неспешно проходили гуляющие парочки. Шлейф смеха, сигаретного дыма и духов осязаемо тянулся за ними.
«Да уж, я и сам сейчас похож на гормонального подростка, прямо голод напал. Хоть головой в ведро со льдом, глядя на этих ненасытных придурков», – с огорчением подумал Андрей. – «Которые, похоже, никогда не повзрослеют, особенно Вера. Одни их шуточки чего стоят, детский сад!»
Краска стыда от своих же мыслей покрыла лицо. Хотя, не исключено, что это сказалась навязчивая духота бара, которая успевала выпаривать пиво из организма вместе с потом.
«Люди в их возрасте уже семьи создают, детей рожают». Тут мысль запнулась. Андрей с тенью горечи напомнил себе, что сам одного возраста с ними, а дела и мысли ничуть не лучше.
В окнах напротив загорался свет, мелькали человеческие силуэты.
«Вот там, наверное, люди сыты друг другом», – подкралась подлая мыслишка. – «В такие моменты все самки кажутся красивыми и сочными. Чёрт бы всё побрал!»
Он проследил взглядом за смазливой девушкой. Обнажённые ноги, обутые в прелестные сапожки, звали его, нашёптывали манящие слова. Андрей мотнул головой, стараясь избавиться от назойливых мыслей.
«Весь мир только и делает, что живёт и совокупляется!» – подумал он со злобой.
Он не стал отходить далеко от входа, тем более что автомобильная стоянка уже заполнялась машинами, и был риск упустить свой же столик из-за растущего количества посетителей.
«Девчонки же должны вот-вот вернуться», – вспомнил он. – «Чёрт, и какого хрена мы все разбежались? Пойду, налакаюсь пива, и плевать на всех!»
И он решил было вернуться в бар, но в эту минуту зазвонил мобильный телефон. Голос рыжей подруги подействовал успокаивающе.
– Ты где, Андрюх? И куда подевались эти суслики?
– Я на улице, подышать вышел. А упомянутые тобой представители животного мира сейчас следуют своим животным инстинктам. Вы уже вернулись?
– Нет, Вера ещё там. Ты скоро?
– Сейчас уже иду. С ней всё в порядке? – Андрей изобразил волнение в голосе.
– Да, нормально, мутит её немного. Да ну, сама виновата, так пить на голодный желудок. В общем, можешь, конечно, не торопиться, я постерегу столик. Но пиво выдохнется.
– Ты что, проходила курс охранной дрессировки?
– И не стыдно? Я, понимаешь ли, практически место для него грею, а он…
– Лучше бы ты остудила его, а то в баре и так душновато.
– Ладно, у меня и без твоего словесного поноса батарейка садится, приходи.
На этих словах связь прервалась. В голову на миг ворвалась шальная мысль попробовать аккуратно развести Таню. Но нет. Это чревато для дружбы.
«Кому же ещё позвонить?» – сутуло подумал он. Записная книжка телефона с рулон туалетной бумаги, а толку чуть. Неожиданно раздавшийся за спиной низкий женский голос дал ему понять, что последнюю фразу он всё-таки сказал вслух.
– Стоит ли кому-то звонить, ковбой?
Андрей обернулся на голос. В ноздри скользнула струя сладких духов. Брови в удивлении поползли вверх, когда прямо перед собой он увидел роскошную блондинку. Безупречные ноги тянулись из такой короткой юбки, что её смело можно было назвать поясом. За мгновение взяв себя в руки, шахматист умело и быстро осмотрел её с ног до головы. Сомнений не было, – прежде ему не выпадало счастья встречать эту девушку. Он точно не знал её, но очень хотел бы узнать. Во всех смыслах.
– Ведь я уже здесь, – влажно закончила она.

Автор: С. Толоков. Продолжение следует
Уважаемый посетитель, вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Рекомендуем зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
истории о любви
на закате проективные тесты
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Праздники России

Архив
Ноябрь 2019 (1)
Декабрь 2017 (1)
Май 2016 (2)
Апрель 2016 (2)
Февраль 2016 (5)
Январь 2016 (1)


Голосование



Это интересно:

   

Мужской клуб

У девушек свои секреты, а настоящие мужчины собираются в приятные компании которые называют важно : Мужской клуб. О чем тут можно говорить? Да обо всем, что интересно. О футболе и рыбалке, о ремонте  и конечно о ... На то он и мужской клуб. Здесь свои есть секреты.
 

Первая любовь

Первая любовь всегда внезапна и сколько не прошло бы лет, хоть и сложилось все печально, другой такой по жизни нет. Первая любовь здесь все в новинку и первый поцелуй ,и первый взгляд. Я знаю, у тебя читатель тоже была эта самая Первая любовь, которая несмотря на все жизненные перипетии теплым огоньком продолжает греть сердце, просто потому что первая, просто потому что чистая.

Половая жизнь

Одна из самых важных частей составляющих наше бытие –это половая жизнь. Эта та самая интимная составляющая которая дает окраску всей нашей жизни. Плохо обстоит дело с тем, что мы деликатно называем половая жизнь? Её нет? Она не регулярна? Перемены сразу на лицо. Плохое настроение, ухудшилось здоровье, все мысли текут только в сторону секса, агрессивность, раздражительность. И все только от того что недостаточная половая жизнь.

 

Рассказы о любви - истории о любви

Кто-то называет их наивными, кто-то называет чисто дамскими, кто-то уверен что рассказы о любви пишут только для подростков, взрослеющих дев и стареющих тетушек. Но с чем никто не поспорит, так это то, что рассказы о любви всегда полны нежности, всегда эмоциональны и в них всегда есть опыт, который можно взять себе на вооружение. А разве не это главныая цель любого произведения? Быть прочитанным, быть понятым, запомниться чем-то , зацепить читателя за живое. А рассказы о любви умеют цепять да ещё как.

Проективные тесты

Профессиональные или житейские методики позволяющие узнать человека. Проективная методика построена на том, что проходя её человек, рассказывает о ком то другом, но на самом деле речь ведет только о себ5. Проективная методика проста в использовании. Попробуйте пройти сами.

 

 


Rambler's Top100
Besucherzahler adult friend finder
счетчик посещений